Стихотворения, Баллады, Прибаутки

 

 


 






* * * Песня волжских босяков, записанная М. Горьким Солнце всходит и заходит, А в тюрьме моей темно. Дни и ночи часовые Стерегут мое окно. Как хотите стерегите, Я и так не убегу. Мне и хочется на волю - Цепь порвать я не могу

В ЧЕРНОМОРЬЕ Знойно. Тихо... Чудный вид! Там, далеко,- море спит, С берегов же в волны пали Тени тонких миндалей, И чинары в них купали Зелень пышную ветвей; И в прибрежной белой пене, Как улыбка эти тени - Как улыбка старых гор, Чьи угрюмые вершины Вознеслись туда, в пустынный, Голубой простор, Где суровый их гранит От земли туманом скрыт. Важно, молча и сурово В бархат неба голубого Смотрят главы старых гор, Сизой дымкою объяты. И пугают мысль и взор Их крутые к морю скаты. Им в дали небес не слышны Вздохи волн и пены пышной - Этот стройный плеск и шум, Полный нежной, сладкой ложью, Шум, притекший к их подножью, Чтоб нарушить мир их дум. Но безмолвны и угрюмы Схоронили скалы думы Глубоко в гранит сырой. И одеты облаками Так стоят они веками, Тешась шумной волн игрой. В мягком пухе нежной пены Волны скалам, как сирены, Что-то нежно так поют, Но в ответ на них набеги Тайн суровые ковчеги Ничего им не дают: Ни намека, ни полслова, Ничего из тайн былого... Между камня выползали Полусонные кусты Роз, жасминов и азалий, И кадили их цветы Душной, сочною истомой Небесам, объятым дремой, Морю, серым грудам скал, На которых чинно в ряд Сели чайки и следят: Не дарит ли их тот вал, Что пришел из дали зыбкой, Золотистой вкусной рыбкой? Но седой, на эти груды Набегая,- им дарил Только брызги - изумруды, И о чем-то говорил... И, взмахнувши гребнем белым, Вновь бросал движеньем смелым Разноцветных брызг каскад. А ему с вершины горной Лысый гриф свой крик задорный Вниз кидал... И вал назад Уходил, кипя сердито, О твердыни скал разбитый. Моря даль покрыта сонной Дымкой нежного опала. Глубиной своей бездонной В волны небо там упало И смешалось с ними странно. Мягко эти два титана, Оба полны южным зноем, Грудь на грудь друг другу пали, Обнялись, слились - и спали. И не видным глазу роем Там, по светлой синей выси, Надо мной в ту даль неслися Грез гирлянды... В чудном сне Сам я жил,- казалось мне... 1895

ДЕВУШКА И СМЕРТЬ MP3 Сказка I По деревне ехал царь с войны. Едет - черной злобой сердце точит. Слышит - за кустами бузины Девушка хохочет. Грозно брови рыжие нахмуря, Царь ударил шпорами коня, Налетел на девушку, как буря, И кричит, доспехами звеня: "Ты чего,- кричит он зло и грубо,- Ты чего, девчонка, скалишь зубы? Одержал враг надо мной победу, Вся моя дружина перебита, В плен попала половина свиты, Я домой, за новой ратью еду, Я - твой царь, я в горе и обиде,- Каково мне глупый смех твой видеть?" Кофточку оправя на груди, Девушка ответила царю: "Отойди,- я с милым говорю! Батюшка, ты, лучше, отойди". Любишь, так уж тут не до царей,- Некогда беседовать с царями! Иногда любовь горит скорей Тонкой свечки в жарком божьем храме. Царь затрясся весь от дикой злости, Приказал своей покорной свите: "Ну-те-ко, в тюрьму девчонку бросьте, Или, лучше,- сразу удавите!" Исказив угодливые рожи, Бросились к девице, словно черти, Конюхи царевы и вельможи,- Предали девицу в руки Смерти. II Смерть всегда злым демонам покорна, Но в тот день она была не в духе,- Ведь весной любви и жизни зерна Набухают даже в ней, старухе. Скучно век возиться с тухлым мясом, Истреблять в нем разные болезни; Скучно мерять время смертным часом - Хочется пожить побесполезней. Все, пред неизбежной с нею встречей, Ощущают только страх нелепый,- Надоел ей ужас человечий, Надоели похороны, склепы. Занята неблагодарным делом На земле и грязной, и недужной. Делает она его умело,- Люди же считают Смерть ненужной. Ну, конечно, ей обидно это, Злит ее людское наше стадо, И, озлясь, сживает Смерть со света Иногда не тех, кого бы надо. Полюбить бы Сатану ей, что ли, Подышать бы вволю адским зноем, Зарыдать бы от любовной боли Вместе с огнекудрым Сатаною! III Девушка стоит пред Смертью, смело Грозного удара ожидая. Смерть бормочет,- жертву пожалела: "Ишь ты, ведь, какая молодая! Что ты нагрубила там царю? Я тебя за это уморю!"- "Не сердись,- ответила девица,- За што на меня тебе сердиться? Поцеловал меня впервые милый Под кустом зеленой бузины,- До царя ли мне в ту пору было? Ну, а царь, на грех, бежит с войны, Я и говорю ему, царю, Отойди, мол, батюшка, отсюда! Хорошо, как будто, говорю, А - гляди-ко, вышло-то как худо! Что ж?! От Смерти некуда деваться. Видно, я умру, не долюбя. Смертушка! Душой прошу тебя - Дай ты мне еще поцеловаться!" Странны были Смерти речи эти,- Смерть об этом никогда не просят! Думает: "Чем буду жить на свете, Если люди целоваться бросят?" И на вешнем солнце кости грея, Смерть сказала, подманив змею: "Ну, ступай, целуйся, да - скорее! Ночь - твоя, а на заре - убью!" И на камень села,- ожидает, А змея ей жалом косу лижет. Девушка от счастия рыдает, Смерть ворчит: "Иди, скорей, иди же! IV Вешним солнцем ласково согрета, Смерть разула стоптанные лапти, Прилегла на камень и - уснула. Нехороший сон приснился Смерти! Будто бы ее родитель, Каин, С правнуком своим - Искариотом, Дряхленькие оба лезут в гору,- Точно две змеи ползут тихонько. "Господи!"- угрюмо стонет Каин, Глядя в небо тусклыми глазами. "Господи!"- взывает злой Иуда, От земли очей не поднимая. Над горою, в облаке румяном Возлежит господь,- читает книгу: Звездами написана та книга, Млечный путь - один ее листочек. На верху горы стоит архангел, Снопик молний в белой ручке держит. Говорит он путникам сурово: "Прочь идите! Вас господь не примет!" "Михаиле!- жалуется Каин,- Знаю я - велик мой грех пред миром! Я родил убийцу светлой Жизни, Я отец проклятой, подлой Смерти!"- "Михаиле!- говорит Иуда,- Знаю, что я Каина грешнее, Потому что предал подлой Смерти Светлое, как солнце, божье сердце!" И взывают оба они, в голос: "Михаиле! Пусть господь хоть слово Скажет нам, хоть только пожалеет - Ведь прощенья мы уже не молим!" Тихо отвечает им архангел: "Трижды говорил ему я это, Дважды ничего он не сказал мне, В третий раз, качнув главою, молвил: "Знай,- доколе Смерть живое губит, Каину с Иудой нет прощенья. Пусть их тот простит, чья сила может Побороть навеки силу Смерти". Тут Братоубийца и Предатель Горестно завыли, зарыдали И, обнявшись, оба покатились В смрадное болото под горою. А в болоте бесятся, ликуя, Упыри, кикиморы и черти И плюют на Каина с Иудой Синими, болотными огнями. V Смерть проснулась около полудня, Смотрит,- а девица не пришла! Смерть бормочет сонно: "Ишь ты, блудня! Видно ночь-то коротка была!" Сорвала подсолнух за плетнем. Нюхает, любуется, как солнце Золотит живым своим огнем Лист осины в желтые червонцы. И на солнце глядя, вдруг запела Тихо и гнусаво, как умела: "Беспощадною рукой Люди ближнего убьют И хоронят. И поют: "Со святыми упокой!" Не пойму я ничего!- Деспот бьет людей и гонит, А издохнет - и его С той же песенкой хоронят! Честный помер или вор - С одинаковой тоской Распевает грустный хор: "Со святыми упокой!" Дурака, скота иль хама Я убью моей рукой, Но для всех поют упрямо: "Со святыми упокой!" VI Спела песню - начинает злиться, Уж прошло гораздо больше суток, А - не возвращается девица. Это - плохо. Смерти - не до шуток. Становясь все злее и жесточе, Смерть обула лапти и онучи И, едва дождавшись лунной ночи, В путь идет, грозней осенней тучи. Час прошла и видит: в перелеске, Под росистой молодой орешней На траве атласной, в лунном блеске Девушка сидит богиней вешней. Как земля гола весною ранней. Грудь ее обнажена бесстыдно. И на коже шелковистой, ланьей Звезды поцелуев ярко видны. Два соска, как звезды, красят грудь, И - как звезды - кротко смотрят очи В небеса, на светлый Млечный путь, На тропу синеволосой ночи. Под глазами голубые тени, Точно рана - губы влажно алы. Положив ей голову в колени, Дремлет парень, как олень усталый. Смерть глядит, и тихо пламя гнева Гаснет в ее черепе пустом. "Ты чего же это, словно Ева, Спряталась от бога за кустом?" Точно небом - лунно-звездным телом Милого от Смерти заслоня, Отвечает ей девица смело: "Погоди-ка, не ругай меня! Не шуми, не испугай беднягу, Острою косою не звени! Я сейчас приду, в могилу лягу. А его - подольше сохрани! Виновата, не пришла я к сроку, Думала - до Смерти недалеко. Дай еще парнишку обниму: Больно хорошо со мной ему! Да и он - хорош! Ты погляди, Вон какие он оставил знаки На щеках моих и на груди. Вишь, цветут, как огненные маки!" Смерть стыдясь тихонько засмеялась: "Да, ты будто с солнцем целовалась. Но - ведь у меня ты не одна,- Тысячи я убивать должна! Я ведь честно времени служу, Дела - много, а уж я - стара, Каждою минутой дорожу, Собирайся, девушка, пора!" Девушка - свое: "Обнимет милый, Ни земли, ни неба больше нет. И душа полна нездешней силой, И горит в душе нездешний свет. Нету больше страха пред Судьбой И ни бога, ни людей не надо! Как дитя - собою радость рада, И любовь любуется собой". Смерть молчит задумчиво и строго, Видит - не прервать ей этой песни! Краше солнца - нету в мире бога, Нет огня - огня любви чудесней! VII Смерть молчит, а девушкины речи Зависти огнем ей кости плавят, В жар и холод властно ее мечут, Что же сердце Смерти миру явит? Смерть - не мать, но - женщина, и в ней Сердце тоже разума сильней; В темном сердце Смерти есть ростки Жалости и гнева, и тоски. Тем, кого она полюбит крепче, Кто ужален в душу злой тоскою, Как она любовно ночью шепчет О великой радости покоя! "Что ж,- сказала Смерть,- пусть будет чудо! Разрешаю я тебе - живи! Только я с тобою рядом буду, Вечно буду около Любви!" С той поры Любовь и Смерть, как сестры, Ходят неразлучно до сего дня, За любовью Смерть с косою острой Тащится повсюду, точно сводня. Ходит, околдована сестрою, И везде - на свадьбе и на тризне Неустанно, неуклонно строит Радости Любви и счастье Жизни. 1892

А КТО ТАМ ИДЕТ (Из Янки Купалы) А кто там идет по болотам и лесам Огромной такою толпой? Белоруссы. А что они несут на худых плечах, Что подняли они на худых руках? Свою кривду. А куда они несут эту кривду всю, А кому они несут напоказ свою? На свет божий. А кто ж это их, не один миллион - Кривду несть научил, разбудил их сон? Нужда, горе. А чего ж теперь захотелось им, Угнетенным века, им, слепым и глухим? Людьми зваться.

МОНОЛОГ ВАСЬКИ БУСЛАЕВА - Эх-ма, кабы силы да поболе мне! Жарко бы дохнул я - снега бы растопил, Круг земли пошел бы да всю распахал, Век бы ходил - города городил, Церкви бы строил, да сады всё садил! Землю разукрасил бы - как девушку, Обнял бы ее - как невесту свою, Поднял бы я землю ко своим грудям, Поднял бы, понес ее ко господу: - Глянь-ко ты, господи, земля-то какова,- Сколько она Васькой изукрашена! Ты, вот, ее камнем пустил в небеса, Я ж ее сделал изумрудом дорогим! Глянь-ко ты, господи, порадуйся, Как она зелено на солнышке горит! Дал бы я тебе ее в подарочек, Да - накладно будет - самому дорога!

ПРОЩАЙ! Прощай! Я поднял паруса И встал со вздохом у руля, И резвых чаек голоса Да белой пены полоса — Всё, чем прощается земля Со мной... Прощай! Мне даль пути грозит бедой, И червь тоски мне сердце гложет, И машет гривой вал седой... Но — море всей своей водой Тебя из сердца смыть не может!.. О, нет!.. Прощай! Не замедляй последний час, Который я с тобой вдвоём Переживал уже не раз! Нет, больше он не сблизит нас, Напрасно мы чего-то ждём... Прощай! Зачем тебя я одевал Роскошной мантией мечты? Любя тебя, — я сознавал, Что я себе красиво лгал И что мечта моя — не ты! Зачем? Прощай! Любовь — всегда немного ложь, И правда вечно в ссоре с ней; Любви достойных долго ждешь, А их всё нет... И создаешь Из мяса в тряпках - нежных фей... Прощай! Прощай! Я поднял паруса И встал со вздохом у руля, И резвых чаек голоса Да белой пены полоса - Всё, чем прощается земля Со мной... Прощай! 1895

ПРОЩАЙ! Прощай! Душа - тоской полна. Я вновь, как прежде, одинок, И снова жизнь моя темна, Прощай, мой ясный огонек!.. Прощай! Прощай! Я поднял паруса, Стою печально у руля, И резвых чаек голоса Да белой пены полосы - Все, чем прощается земля Со мной... Прощай! Даль моря мне грозит бедой, И червь тоски мне душу гложет, И грозно воет вал седой... Но - море всей своей водой Тебя из сердца смыть не может!.. Прощай! 1905

* * * Не везет тебе, Алеша! Не везет, хоть тресни Не споешь ты, брат, хорошей Разудалой песни! 1888

* * * Не браните вы музу мою, Я другой и не знал, и не знаю, Не минувшему песнь я слагаю, А грядущему гимны пою. В незатейливой песне моей Я пою о стремлении к свету, Отнеситесь по-дружески к ней И ко мне, самоучке-поэту. Пусть порой моя песнь прозвучит Тихой грустью, тоскою глубокой; Может быть, вашу душу смягчит Стон и ропот души одинокой. Не встречайте же музу мою Невнимательно и безучастно; В этой жизни, больной и несчастной, Я грядущему гимны пою. Начало 1890-х годов

ЛЕГЕНДА О МАРКО В лесу над рекой жила фея, В реке она часто купалась; И раз, позабыв осторожность, В рыбацкие сети попалась. Ее рыбаки испугались, Но был с ними юноша Марко: Схватил он красавицу фею И стал целовать ее жарко. А фея, как гибкая ветка, — В могучих руках извивалась Да в Марковы очи глядела И тихо над чем-то смеялась. Весь день она Марка ласкала; А как только ночь наступила, Пропала веселая фея... У Марка душа загрустила... И дни ходит Марко и ночи В лесу, над рекою Дунаем, Все ищет, все стонет: «Где фея?» А волны смеются: «Не знаем!» Но он закричал им: «Вы лжете! Вы сами целуетесь с нею!» И бросился юноша глупый В Дунай, чтоб найти свою фею. Купается фея в Дунае, Как раньше, до Марка, купалась; А Марка уж нету... Но все же От Марка хоть песня осталась. А вы на земле проживете, Как черви слепые живут: Ни сказок о вас не расскажут, Ни песен про вас не споют! (1892, 1902)

ИЗ ДНЕВНИКА Убийственно тоскливы ночи финской осени. В саду - злой ведьмой шепчет дождь; он сыплется третьи сутки и, видимо, не перестанет завтра, не перестанет до зимы. Порывисто, как огромная издыхающая собака, воет ветер. Мокрую тьму пронзают лучи прожекторов; голубые холодные полосы призрачного света пронзает серый бисер дождевых капель. Тоска. И - люди ненавистны. Написал нечто подобное стихотворению. - Облаков изорванные клочья Гонят в небо желтую луну; Видно, снова этой жуткой ночью Я ни на минуту не усну. Ветвь сосны в окно мое стучится. Я лежу в постели, сам не свой, Бьется мое сердце словно птица,- Маленькая птица пред совой. Думы мои тяжко упрямы, Думы мои холодны, как лед. Черная лапа о раму Глухо, точно в бубен, бьет. Гибкие, мохнатые змеи - Тени дрожат на полу, Трепетно вытягивают шеи, Прячутся проворно в углу. Сквозь стекла синие окна Смотрю я в мутную пустыню, Как водяной с речного дна Сквозь тяжесть вод, прозрачно синих. Гудит какой-то скорбный звук, Дрожит земля в холодной пытке, И злой тоски моей паук Ткет в сердце черных мыслей нитки. Диск луны, уродливо изломан, Тонет в бездонной черной яме. В поле золотая солома Вспыхивает желтыми огнями. Комната наполнена мраком, Вот он исчез пред луной. Дьявол, вопросительным знаком, Молча встает предо мной. Что я тебе, Дьявол, отвечу? Да, мой разум онемел. Да, ты всю глупость человечью Жарко разжечь сумел! Вот - вооруженными скотами Всюду ощетинилась земля И цветет кровавыми цветами, Злобу твою, Дьявол, веселя! Бешеные вопли, стоны, Ненависти дикий вой, Делателей трупов миллионы - Это ли не праздник твой? Сокрушая труд тысячелетий, Не щадя ни храма, ни дворца, Хлещут землю огненные плети Стали, железа, свинца. Все, чем гордился разум, Что нам для счастия дано, Вихрем кровавым сразу В прах и пыль обращено. На путях к свободе, счастью - Ненависти дымный яд. Чавкает кровавой пастью Смерть, как безумная свинья. Как же мы потом жить будем? Что нам этот ужас принесет? Что теперь от ненависти к людям Душу мою спасет? 1947

БАЛЛАДА О ГРАФИНЕ ЭЛЛЕН ДЕ КУРСИ украшенная различными сентенциями, среди которых есть весьма забавные Известно ли Вам, о мой друг, что в Бретани Нет лучше - хоть камни спроси!- Нет лучше средь божьих созданий Графини Эллен де Курси? Все, что творится в мире, Мы видеть и слышать должны, Для этого нам добрым богом Глаза и уши даны. Из замка она выплывает, как лебедь, К подъемному мосту идет. Солнце смеется в небе. Нищий стоит у ворот. Но если случится - излишне Остер и зорок глаз, Тогда это значит - Всевышний Хочет помучить нас. Влюбленные очи поднять не дерзая, За ней юный паж по следам, А также собака борзая - Любимица доброй madame. Мы знаем - не редко собака Любимого друга честней, И приятно любить собаку - Никто не ревнует к ней! Скажу Вам, что нищий был молод и строен И - был он слеп, как поэт. Но - разве слепой не достоин Внимания дамы,- нет? Слепой завидует зрячим. О, если б он знал, сколько мы В душе нашей тайно прячем Тяжелой и страшной тьмы! Вздрогнуло сердце графини, в котором Любовь обитала всегда, Бретонка окинула нищего взором: "Достоин внимания, да!" У всех есть мысли сердца,- У льва, у тебя, у змеи. Но - кто эти мысли знает? И - знаешь ли ты свои? И вот говорит она нищему: "Слушай! С тобою - графиня Эллен! Мне жаль твою темную душу. Чем я облегчу ее плен?" Когда ты почувствуешь в сердце Избыток меда иль яда, Отдай его ближним скорее - Зачем тебе лишнее надо? Madame,- отвечает ей нищий покорно,- Моя дорогая madame Все дни моей жизни черной За Ваш поцелуй я отдам!" О правде красивой тоскуя, Так жадно душой ее ждешь, Что любишь безумно, как правду, Тобой же рожденную ложь. "Мой маленький, ты отвернись немного,- Сказала графиня пажу,- Для славы доброго бога Я скромность мою не щажу!" Как всё - и женщина тоже Игрушка в божьих руках! Подумаем лучше о детях, О ласточках, о мотыльках. Слепой обнимает стан гордой графини, Устами прижался к устам, Туманится взор ее синий, Сгибается тонкий стан. Друзья! Да здравствует счастье! Что ж,- пусть его жизнь только миг! Но мудрости в счастье больше, Чем в сотне толстых книг. Тут гордость графини вдруг страсть одолела. Румяней вечерней зари, Бретонка пажу повелела: "Этьен, о дитя, не смотри!" Враги наши - чорт и случай - Всегда побеждают нас, И так ты себя не мучай - Греха неизбежен час! Потом, поднимаясь с земли утомленно, "Убей"- приказала пажу. И радостно мальчик влюбленный Дал волю руке и ножу. Кто пьет из единой чаши Любовь и ревность вместе,- Тот неизбежно выпьет Красный напиток мести. Вот, влажные губы платком стирая, Графиня сказала Христу: "Тебе, повелитель рая, Дала я мою чистоту!" О том, куда ветер дует, Нам честно былинка скажет, Но то, чего женщина хочет - Сам бог не знает даже! А мальчика нежно и кротко спросила: "Не правда ли, как я добра? О чем же ты плачешь, милый? Идем, нам домой пора!" Любовь возникает, как пламя, И мы, сгорая в нем, Чудесно становимся сами Прекрасным и ярким огнем. Он ей не ответил, он только беретом Смахнул капли слез со щек, Но тяжкого вздоха при этом Этьен удержать не мог. Мы щедро жизнь одаряем! Ведь каждый в нее принес Немножко веселого смеха И полное сердце слез. Нахмурила черные брови бретонка И, злые сдержав слова, Сбросила с моста ребенка В зеленую воду рва. Если мы строго осудим Всех, кто достоин кары,- Мы счастливей не будем, Но - опустеет мир старый! И вновь свои гордые, синие очи Эллен в небеса подняла, "Будь мне судьею, отче, Будь добр, как я была!" Мы знаем: грехи красоток - Не больше, как милые шутки. А бог - так добр и кроток, А он такой мягкий и чуткий! Ночью графиня, позвав аббата, Рассказала грехи свои. И были с души ее сняты Грехи за пятнадцать луи. Все, что творится в мире, Мы видеть и слышать должны, Для этого нам добрым богом Глаза и уши даны. Все это для мира осталось бы тайной, Не знал бы об этом свет, Но - в лепту попало случайно Девять фальшивых монет. Но если бывает - излишне Остер и зорок глаз, Тогда это значит - Всевышний Хочет помучить нас. И вот, раздавая их бедным вилланам, Монах позлословить рад - Нескромность его и дала нам Одну из прекрасных баллад. Мучительны сердца скорби,- И часто помочь ему нечем,- Тогда мы забавной шуткой Боль сердца успешно лечим! 1896

* * * День сгоревший хороня, Ходит Ночь в немой тревоге От огня и до огня По дороге, без дороги. Потеряв от скорби разум, Смотрит Ночь печальным глазом Во дворцы и окна хат - Всюду, где огни горят. Встанет тихо под оконцем: «О, зачем горят огни? Умер день, рождённый солнцем, Не зажечь другие дни!» Вот - глядит в моё окно: «Слушай, - спать пора давно. Боль - бессонницей не лечат! Погаси же свои свечи!» Я - смеюсь: «Ошиблась ты! Разве здесь свеча пылает? Здесь горят мои мечты, Это - сердце догорает!» Слышу тихий вздох вдовы, Шелест шёлковой травы, Птицы, вспугнуты совою, Осыпают сосен хвою. Листья чёрные латаний, Точно пальцы злой руки, Разрывают Ночи ткани. Как шаги её легки! И под нежными шагами Светят росы жемчугами, Шепчет росная трава Ночи нежные слова. ...Так, до самого рассвета, День сгоревший хороня, В бархат траурный одета, Ходит Ночь вокруг меня. 1910-е гг.

* * * Иду межой среди овса На скрытую, в кустах, дорогу, А впереди горят леса – Приносит леший жертву богу. Над жёлтым полем - жёлтый дым, И крепко пахнет едким чадом. Ёж пробежал, а вслед за ним Крот и мышонок мчатся рядом. Ползут ватагой муравьи И гибнут на земле горячей, В пыли дорожной колеи Навозный жук свой шарик прячет. Желтеет робкий лист осин, Ель - рыжей ржавчиной одета, А солнце - точно апельсин – Совсем оранжевого цвета. Тяжёл полёт шмелей и пчёл В угарном дыме надо мной. Вот - можжевельник вдруг расцвёл Неопалимой Купиной. Огней собачьи языки Траву сухую жадно лижут, И вижу я, что огоньки Ползут ко мне всё ближе, ближе. Смотрю на них, едва дыша Горячей, едкой влагой смрада, И странная моя душа Поёт, чему-то детски рада. 1910-е гг.

ПРИМЕЧАНИЯ

ДЕВУШКА И СМЕРТЬ

Впервые напечатано в 1917 году. Вошло в сборник рассказов "Ералаш" и во все собрания сочинений. Начиная со сборника "Ералаш", печатается с подзаголовком "Сказка". Сказка, по свидетельству самого Горького, написана в 1892 году. Горький послал сказку в "Волжский вестник", но она не была помещена в газете по цензурным условиям. 11 октября 1931 года А.М.Горький читал сказку "Девушка и Смерть" посетившим его И.В.Сталину и К.Е.Ворошилову. На последней странице текста сказки товарищ Сталин тогда же написал: "Эта штука сильнее, чем "Фауст" Гёте (любовь побеждает смерть)". Печатается по тексту, подготовленному Горьким для собрания сочинений в издании "Книга".

ПРОЩАЙ!

Стихотворение впервые напечатано без подписи в "Самарской газете", 1895, номер 50, 5 марта. В 1905 году две строфы данного произведения в переработанном виде М.Горький ввёл в стихотворение "- Прощай! Душа тоской полна..." центрального персонажа из "Рассказа Филиппа Васильевича". Подобным приёмом публикации своих стихов М.Горький пользовался очень часто в течение всей жизни и, сурово оценивая собственные поэтические опыты, 12 января 1935 года полушутя сообщал одному из своих корреспондентов: "...верно, я грешен, стихи писал и не мало писал, и всегда очень дубовато. Понимая сие и будучи правоверным прозаиком, я уничтожал их, печатал же в молодости лет - по легкомыслию, а позднее - лишь в случаях крайней необходимости и когда мог оклеветать кого-либо из героев, будто бы - это его, а не мои стихи" (Архив А.М.Горького). В собрания сочинений стихотворение "Прощай!" автором не включалось. Принадлежность его М.Горькому подтверждается специальным сообщением Е.П.Пешковой от 13 сентября 1949 года (Архив А.М.Горького). Печатается по тексту "Самарской газеты".